?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Восхитительная и проницательная книга. О времени, о любви, о магии и о смерти - вся правда, которую здравомыслящие люди обычно вовсе не хотят знать. Избранные цитатки, "чтоб получше запомнить":

***
- Пошли знакомиться с пророком, — сказал я. — Если хочешь, можешь зайти первым. А то от всей правды обо мне у кого хочешь нервы сдадут, ищи его потом по всем дурдомам.

***
Просто так не тревожиться любой дурак может. А вот не тревожиться, став обладателем пугающей тебя информации — важнейшее из искусств.

***
- Я не сказала тебе самого главного: Мир исчезает только для того, кто ступил на Мост Времени.
- Тогда не сходится, — буркнул я.
- Сходится, если предположить, что ступивший на Мост Времени отменяет не Мир, а себя в нём. Становится несуществующим, никогда не рождённым. А потом создаёт себя заново — когда пожелает. С точки зрения небытия нет не только прошлого и будущего, но и настоящего. Вообще ничего нет, кроме нашей воли, которая способна на всё, особенно если загнать её обладателя в угол. А Мост Времени — очень хороший угол. Там до любого сразу доходит, что «я не могу» означает «меня нет». В таких обстоятельствах мало кто станет упорствовать в немощи.

***
Он родился только потому, что его мать пожалела свою подругу, чей единственный сын погиб в начале Смутных Времён, не оставив наследников. Будучи одной из лучших учениц великого магистра распущенного к тому моменту Ордена Часов Попятного Времени, леди Лайса сумела помочь этому горю. Пересекла Мост Времени, разыскала и соблазнила обречённого, а забеременев, вернулась домой, в смысле, в своё «сегодня», и родила сына. Вот так выглядит безупречное сострадание мага: если не можешь махнуть рукой на чужое горе, действуй, а если выяснится, что помочь совершенно невозможно… действуй всё равно.

***
Балаган вроде текущего — обязательная часть наших рабочих совещаний. Просто потому что человек так устроен: в несерьёзном настроении соображает лучше, чем в серьёзном.

***
Неудачное падение кубика вовсе не отменяет удовольствия, которое мы испытывали в предвкушении броска. Проигрыш не может лишить нас счастья, пережитого в ходе партии, его уже никому не отнять. Собственно, именно поэтому мы так любим игры. Но на самом деле, в жизни должно быть точно так же. Ни наши ошибки, ни разгромные поражения вовсе не уменьшают ценности самого бытия. И трагическая гибель не означает, будто погибшему вовсе не следовало рождаться. Смысл не в триумфальном шествии по игровому полю, не в успехе, не в торжестве над соперником, а только в радости от игры. Кто умеет наслаждаться ею в любых обстоятельствах, тот действительно непобедим.

***
Всё-таки с тех пор в его жизни стало гораздо меньше азарта. Большая игра, как ни крути, закончилась, а что его победой, так это дело десятое. Он из тех игроков, которые самый большой выигрыш кладут в карман с досадой, недоумённо спрашивая себя: «Как, и это всё?!»

***
У него в руках был нож. Большой, очень хороший. Такой, что даже издалека смотреть на него было страшновато, а это верный признак настоящего боевого оружия.

***
- Самое интересное — это конечно его намерения, — говорил, тем временем, Джуффин. — Хонна, сколько бы ни судачили о его легкомыслии недоброжелатели, очень умён и, что гораздо важнее, чрезвычайно эффективен. В отличие от большинства людей он ничего не делает просто так, даже когда развлекается. В любом его действии есть практический смысл.

***
Он молча протянул мне кувшин. Есть много способов выразить согласие с собеседником, и этот — один из лучших известных мне.
— У тебя вообще всё в порядке? — спросил он какое-то время спустя.
— Конечно, нет, — безмятежно ответствовал я. — Где ж такое видано — чтобы у меня да вдруг всё в порядке? Мне такая роскошь не положена.

***
Просто все по-настоящему могущественные маги обладают удивительной способностью притягивать к своей персоне чужое внимание. Вспомнишь кого-нибудь из них случайно, просто к слову, а потом весь день только о нём и думаешь, совершенно невозможно выкинуть из головы. Я не раз замечал подобный эффект, и все, с кем я его обсуждал, включая Джуффина, чья дисциплина сознания находится на запредельном по моим меркам уровне, подтверждают: так оно и есть.

***
По крайней мере, тогда я буду точно знать, что он — настоящий. В смысле, не притворяется таким замечательным ради каких-нибудь неведомых целей, а действительно такой и есть. Это важно. Когда мне кто-то так сильно нравится, он должен быть настоящим. Просто обязан. В этом вопросе мне лучше не перечить, я — опасный воинствующий идеалист.

***
- Не беспокойтесь о нём. Ему правда хорошо в этом сне.
- Да, это чувствуется. Раньше рядом с ним было тяжело находиться, а теперь даже в каком-то смысле радостно. Как будто он сладко спит.
- Так и есть. Просто сон беспробудный, но он сам этого захотел. Я на его месте тоже ухватился бы за подобную возможность, не особо раздумывая. Жизнь сознания — и есть настоящая жизнь. Какая разница, как это выглядит со стороны.

***
- Так почему вы его не вылечили?
- Ещё вчера вы предлагали мне его убить.
- Но получается, вы могли бы просто приказать ему перестать горевать по ней?
- Мог бы. Но на его месте я бы такому исцелению, пожалуй, не обрадовался.
- Почему?!
- Да потому что знаю, каково это. Штука в том, что вместе со страданием уходит и ставшая его причиной любовь. И даже память об этой любви стирается — не сразу, а постепенно, незаметно, каждый день по крошечному, незначительному фрагменту. А однажды смотришь в зеркало и видишь там бодрого и румяного живого мертвеца с тусклыми оловянными глазами. Я, к счастью, вовремя опомнился. И предпочёл сойти с ума от горя в Тихом городе. Это, как ни странно, было правильное решение. Иногда погибнуть — единственный способ остаться в живых.

***
- Меня заинтересовало не само пророчество, а уникальная возможность изучить механизм его возникновения. Понять, что происходит в момент встречи пророка с очередным клиентом. И откуда именно берётся сообщаемая информация.
- Ну и как, понял?
- Мне кажется, да. Очень любопытный, кстати, механизм. Короткое бессловесное заклинание, происхождение и природа которого мне пока неясны, но принцип действия более-менее очевиден, пробуждает в клиенте ту часть сознания, которая обладает полным объёмом знания о себе, но почти никогда не вступает в контакт с умом. Хотя постоянно пытается. Просто ум не слышит — в том, собственно, и состоит его несовершенство, что большую часть времени мы не слышим себя. И вот почему ум следует развивать всеми доступными способами. Ну, то есть, по многим причинам надо, но эта — самая прагматическая из них…
- Я правильно понимаю, что сознание клиента тут же хватается за шанс поговорить с самим собой устами гадателя?
- Да, примерно так и есть.
- Красиво закручено.

***
На этом месте он всё-таки рассмеялся. И это было отлично.
На самом деле, я вовсе не думаю, будто смех решает все проблемы, в этом смысле он ничем не лучше выпивки — позволяет немного их отсрочить, не более того. Просто я люблю поворачивать всё по-своему. Решил превратить драму в комедию, значит превращу. Хотя бы на пару минут. И эти минуты, отвоёванные у судьбы, мне дороги — как наглядное свидетельство торжества моей воли.
- Учти, такую херню я способен нести часами! — пригрозил я.

***
Просто понимаешь, вышло так, что я сам себя проклял, — сказал он. — Очень давно. Просто усилием воли, по велению сердца. И, разумеется, не осознавая, что делаю. Я, кстати, в этом смысле вовсе не уникален: многие люди, чьи поступки кардинально расходятся с внутренним нравственным законом, попадают в подобный капкан и, таким образом, сами пускают собственную жизнь под откос.
- Но с какой стати тебе было себя проклинать? Совершенно не могу представить тебя за подобным занятием.
- На самом деле, можешь. Просто не хочешь. Что по-человечески понятно. Тем не менее, тебе известны ключевые факты моей биографии. Вот и подумай, какой из моих поступков ты бы не смог простить — не мне, а себе.
- Даже не знаю, что выбрать, — мрачно ухмыльнулся я. — Всё такое вкусное!
Однако как бы я ни валял дурака, шансов у меня не было. В смысле, я не мог не понимать.
- Так нечестно! — наконец сказал я. — Не за что тут себя проклинать. Ты же был совершенно уверен в успехе!
- Да, разумеется. И эта уверенность дилетанта непростительна в той же степени, что и всё остальное. Совершенно недопустимо намеренно делать ставкой в своей игре жизнь существа, которое всецело тебе доверяет.
- На самом деле, ты проклял себя за то, что ничего не получилось, — сказал я. — Всё остальное — дело десятое. Победа искупает всё, а поражение любую ошибку раздувает до размеров непростительного греха.

***
Как же всё сложно устроено! — вздохнул я.
- Да, непросто. Зато очень красиво. И чем больше узнаёшь о подлинных принципах устройства бытия, тем очевидней их красота.

***
Любой маг — это не столько личность, сколько непрерывный процесс трансформации силы, с которой мы постоянно имеем дело. Не станет силы, процесс остановится. И мы сразу окажемся перед вечным вопросом: куда девается ветер, когда перестаёт дуть? Правильный ответ: никуда. Некому куда-то деваться. Ветер — это само дуновение, а не воспоминание о том, как кто-то когда-то зачем-то дул.

***
Может быть, вообще всё на свете легко и просто, только мне об этом ещё не рассказали? И я сижу тут, страдаю как последний дурак, пока очевидное решение уже пляшет на кончиках моих пальцев. А даже если не пляшет, я этих людей небытию не отдам. Перетопчется. Вершитель я вообще, или кто?

***
Он ничего не сказал. Даже: «Надеюсь, ты знаешь, что делаешь». За это молчание я по сей день ему благодарен. Потому что в тот момент конечно ни черта ещё не знал, кроме одного: останавливаться мне сейчас нельзя ни в коем случае. Когда ты — процесс, надо не раздумывать, а происходить.

***
Всё, что с нами однажды случилось, уже неотменяемо. И в этом смысле всякая минута счастья — навсегда. Правда до сих пор я не видел ни одного человека, которому от этого стало бы легче.

***
- Вы мне доверяете? — спросил я.
- Я играл с вами. В игре человека сразу видно. С тех пор я твёрдо знаю, что не хотел бы вас полюбить — это было бы абсурдно, всё равно, что пытаться привязать верёвкой к ноге морскую волну. Зато доверить вам я готов всё что угодно — хоть кошелёк, хоть тайну, хоть саму жизнь.
Интересная должно быть у меня манера игры.
- Мне нужно получить от вас согласие на вмешательство в вашу жизнь, — сказал я. — Не могу объяснить, зачем мне оно, и почему всё так сложилось. Только пообещать, что буду действовать в ваших интересах — как я их себе представляю. Не посоветовавшись ни с вами, ни с вашими близкими, вообще ни с кем.

***
Сосредоточившись на успокоительной боли, я собрался с мыслями и рассказал всё ещё раз. Подробно, с самого начала. Только некоторые детали опустил. Сказал, нет таких слов в языке, пока не попробуешь, не узнаешь, точка. И, в общем, не соврал. Потому что, окажись я на его месте, предпочёл бы думать, что человеку, ходившему ради меня по Мосту Времени, было там чертовски весело и интересно. Тем более, что это тоже правда. Просто не вся.

***
Жить в Мире и не выполнять его явно высказанную волю, конечно, можно. Но недолго. И, как правило, довольно невесело. Такой судьбе не позавидуешь.

***
- Магия, даже самых низких, общедоступных ступеней — это же не просто инструмент исполнения собственных прихотей, а способ взаимодействовать со всем миром сразу, как с близким другом. То есть, совместными усилиями делать всякие интересные вещи, осознавая, что сама возможность объединения гораздо важней для обеих сторон, чем любой результат.
Я невольно улыбнулся.
- Какая хорошая формула дружбы!
(…)
— Потому и начались Смутные времена. Когда место, исполненное великой силы, оказывается населено по большей части простодушными корыстными существами, не способными заинтересоваться ничем, кроме своего корыта с похлёбкой и ещё пары соседских, которые неплохо бы прибрать к рукам, взрыв неизбежен. Потому что магия и примитивный прагматизм несовместимы.

***
- Людям тоже надо меняться. И не как попало, а вместе с миром, в котором они живут. Становиться по-детски готовыми к новым открытиям, сильными, щедрыми и достаточно храбрыми. Это вопрос не морали, как может показаться, но элементарного выживания в изменившейся среде. Как всем нам пришлось бы срочно учиться плавать и дышать под водой, если бы сушу собирался поглотить океан.
- Вот оно как, — наконец выговорил я. — И вам пришлось стать… тренером по плаванию?
- Если уж пользоваться твоей метафорой, скорее просто тем, кто разворачивает людей лицом к морю.

***
- Есть дела поинтересней, — повторил я. — Их очень много. Да почти все. Прости, что не сказал этого раньше.
- Ну, знаешь…
- Знаю, — кивнул я. — Я много чего знаю. Давай руку, пошли.
- Куда?
- На нашу крышу, конечно. Лучшее место в городе для лихих дел. В смысле, внезапных пикников, разговоров о смысле жизни, строительства Мостов Времени и бытовых убийств в состоянии аффекта. Если захочешь меня придушить, сделаешь это там. Желаю погибнуть с видом на ночной город. Таков мой последний каприз.
(…)
- Никакая ты не нерешительная, — сказал я на крыше. — И ни черта не боишься терять. И со мной надолго расстаться — ну да, не хочешь, но это такой нормальное человеческое «не хочу», которое легко преодолевается усилием воли, особенно, когда воля сильная, вроде твоей.
- В том-то и дело, что не… — начала было она, но я не дал ей договорить.
- Воля у тебя что надо. И решимости хватит на целый гвардейский полк. Просто дело, к сожалению, не в тебе. А во мне. Это я хочу, чтобы ты оставалась в городе. И была у меня под рукой. Мне, видишь ли, нравится, что ты всегда где-нибудь рядом. И можно обнять тебя буквально в любой момент — в перерыве между какими-нибудь немыслимыми делами, от которых у меня самого волосы дыбом. Вот как сейчас.
И я обнял её — не то чтобы просто для наглядности, будем честны.
- Ты не можешь уехать из города только потому, что я этого не хочу. Конечно, слова тебе поперёк не скажу, сама знаешь. На словах я — воплощение жертвенного благородства, главный борец за свободу чужой воли и вдохновенный её певец. А на деле держу тебя здесь, связав по рукам и ногам, просто верёвки невидимые. Но что это меняет.
Меламори уставилась на меня во все глаза, словно впервые увидела.
- Слушай, так ты думаешь, это я не сама по себе такая трусиха?
- Да ты вообще герой, каких мало. Просто связалась с плохим парнем, чья воля меняет мир, порой совершенно свинским образом. Но это как раз нормально. Девочки из хороших семей часто связываются с кем попало, сама знаешь.
Она тихо рассмеялась.
- Невыносимый ты всё-таки тип, Макс. Всегда не вовремя меня смешишь.
(…)
- А почему ты уверен? — спросила она. — Если до сих пор неосознанно удерживал меня здесь своей волей, то и дальше может так продолжаться.
- Не может, — твёрдо сказал я. — Просто раньше я был дурак дураком. Но Мост Времени поставил мне голову на место. Невозможно всерьёз за что-то держаться после того, как совершенно добровольно отменил даже себя самого.
Она, конечно, не исчезла на следующую же ночь. И через одну никуда не делась. Мы жили вместе долго и счастливо до самого конца года.
То есть, ещё целых шесть дней.

Profile

rimeyer
Римайер

Latest Month

December 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com